?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост


Прошедшая неделя была богата событиями, связанными с правовым регулированием копирайта в глобальной сети. Тема авторского права и Интернета, как минимум, трижды звучала в разных контекстах в СМИ, ни один из которых нельзя назвать позитивным для пользователей Рунета.

КОРОЛЬ БОЛВАНОК И НАЛОГ НА КОНТЕНТ

В прошлом месяце главный «папа» авторов всея Руси Никита Михалков сходил на поклон к Первому лицу и таки представил ему свое видение того, как победить пиратство в Рунете. Концепция предлагает подход, согласно которому пользователь, оплативший вход в систему или отдавший часть денег за интернет-трафик (объем пользования сетью) в качестве оплаты за использование чужой интеллектуальной собственности, получает неограниченный доступ ко всему авторскому контенту.

Напомню, что в 2010 году Постановлением Правительства № 829 «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях» были утверждены основания и порядок сбора налога за личное использование музыки и видео при помощи технических устройств. Законом и специальным постановлением Правительства устанавливалось, что одна аккредитованная организация получит легальную монополию на сбор причитающегося авторам вознаграждения за использование произведений в личных целях. Такая монополия предоставлялась в отношении широкого круга автора на бездоговорной основе. Общий авторский пирог подлежит разделу в следующих пропорциях:


за музыку
40% — авторам произведений, зафиксированных в фонограммах;
30% — исполнителям, исполнение которых зафиксировано в фонограммах;
30% — изготовителям фонограмм;
за видео:
40% — авторам аудиовизуальных произведений;
30% — исполнителям, исполнение которых зафиксировано в аудиовизуальных произведениях;
30% — изготовителям аудиовизуальных произведений.

РСП, получив грамоту от короля на кормление и сбор налогов правительственную аккредитацию в рамках ст.1245 ГК РФ на сбор средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях уже четвертый год, несмотря на критику Евразийской экономической комиссии и недовольство Всемирной торговой организации, в которой мы, как ни странно, являемся членами.

Я было подумал, что может «болванки» и «плееры» перестали приносить должный уровень дохода г-ну Михалкову и его команде. Но нет же. Согласно открытым отчетам Российского союза правообладателей за 2013 год с их сайта:
Общая сумма вознаграждения, собранного РСП в отчетном периоде — 3 401 214 500,34 руб.
Общая сумма распределенного в отчетном периоде вознаграждения -2 210 875 469,01 руб.
Общая сумма выплаченного вознаграждения: 1 718 121 222,13 руб.

Хабровчане взяли на себя смелость посчитать чужие деньги, и получилось не так уж мало.

Получается, что ежедневная сумма дохода от сбора «болваночного налога», которая зависает в РСП после распределения денежных средств всем авторам мира за все созданные произведения, составляет 3 261 202,82 рублей. Можно считать по -разному, но как не считай, налицо чрезмерное вознаграждение посредника за работу по сбору и распределению причитающегося авторам вознаграждения.

Однако, судя по всему, этой суммы показалось мало главному ОКУПанту страны, и он решил оседлать Рунет на горячей волне борьбы с сетевым пиратством, перенимая опыт некоторых стран ввести «налог на Интернет». Представленная Президенту концепция предусматривает введение в ГК понятия так называемой «глобальной лицензии», что де-факто означает принятие налога на контент, уплачиваемый операторами связи, на которых фактически будет возложена функция налогового агента по взиманию сбора с пользователей с дальнейшим его перечислением в аккредитованную организацию по коллективному управлению авторскими правами. С каждого подключённого пользователя, по утверждению «Ведомостей», предложено взыскивать от 1 до 3 $ ежегодно.

Далее предполагается, что коллективное авторское общество РСП, как знающая кому и сколько полагается из общего пирога, распределит собранные деньги все тем же музыкантам, режиссерам, художниками, драматургам, поэтам, фотографам и всем, всем, всем авторам мира за все копируемые в сети объекты авторских прав.

Кроме очевидно одиозных предложений от Бесогона Всея Руси на выдачу РСП королевской грамоты аккредитации для сбор налога на контент, концепция содержит и несколько заключений, которые можно было бы назвать правильными, в случае их рассмотрения вне рамок предложенной концепции.

1.   юридическая защита исключительных авторских прав (в т.ч. с помощью антипиратского закона №187 (ver.1.0) правообладателями осложняется вследствие новых технологических преимуществ, полученных «интернет-пиратами».
В цифровую эпоху файлообменные технологии всегда будут опережать право, позволяя пользователям осуществлять нелицензионное копирование. И это подтверждается многочисленными исследованиями по указанной проблематике, а также последними выводами, сделанными коммуникационной отраслью за рубежом (там, где проблему цифрового пиратства пытаются решить уже длительное время).

2.   необходимо создание общедоступной информационной системы (публичный реестр авторских прав), содержащей объекты охраны, условия использования и распространения, а также идентифицирующие и контактные данные правообладателей. Вот только такой реестр должен быть не добровольным, а обязательным для тех, кто хочет истребовать от государства дополнительные способы охраны принадлежащих исключительных прав.

Такая система должна быть построена по образцу системы охраны промышленной собственности (патентов и товарных знаков), когда заявитель для регистрации результата интеллектуальной деятельности должен пройти ряд формальных процедур и оплатить госпошлину за выдачу охранного документа. Собственно, подобное положение есть уже и в заключенной Всемирной конвенции об авторском праве (пересмотренной в Париже 24 июля 1971 года), членом которой является и Россия (как правопреемник СССР, присоединившейся с 1973 г.). Так, согласно ст. 3 Конвенции, любая страна в своем национальном законодательстве может предусмотреть выполнение формальных процедур для предоставления охраны объектам авторского права. Это может быть депонирование экземпляров, регистрация, оговорка о сохранении авторского права, нотариальные удостоверения, уплата сборов, изготовление или выпуск в свет экземпляров произведения на территории данного государства и др.

Однако для того, чтобы правовая охрана определенными законом способами предоставлялась произведениям, в 4-ую часть ГК необходимо внести ряд изменений, предусматривающих предоставление охраны лишь после прохождения формальностей (обязательное депонирование, уплата госпошлины, регистрация правообладателя).

Мало правообладателей поддержало указанную концепцию, очевидно не очень то доверяя распоряжение своими деньгами ОКУПанту. Тем не менее, Шувалов уже распорядился разработать законопроект по мотивам Михалковской концепции и представить на него заключение до 5 декабря 2014 г.

Использование предложенного РСП механизма правового регулирования оборота контента в сети Интернет возможно только при условии радикального реформирования законодательства об авторском праве. И очевидно, организация с непрозрачной схемой распределения вознаграждения и рейдерским стилем ведения дел, полностью дискредитировавшая весь институт коллективного управлениям авторскими правами, не способна достигнуть целей заявленных в документе.

АНТИПИРАТСКИЙ ЗАКОН VER.2.0

С момента принятия Антипиратского закона ver.1.0 (№187-ФЗ) прошло уже более года. Было рассмотрено около 300 заявлений и заблокировано несколько десятков ресурсов, однако полагаю, ни один здравомыслящей человек, который умеет пользоваться клавиатурой, нехитрыми способами обхода блокировок и информационным поиском, не сможет утверждать, что закон был хоть как-то эффективен. Однако с самого начала нам утверждали, что закон несомненно будет расширен на все объекты прав. Да и в самом деле, довольно странно видеть картину, когда законодатели защищают особыми правовыми средствами охраны видеоконтент, и не защищают другой вид контента. Зимой появился законопроект Железняка, взятый за основу принятого законопроекта, а весной 2014 г. законопроект, расширяющий действие антипиратского законодательства был принят в первом чтении, однако к весне депутаты в несвойственной им манере тормознули дальнейшее принятие закона. Потом было много различных версий от разных групп интересов, отрасли, министерств, и в один момент, после изменения внешнеполитического тренда, показалось, что закон будет и вовсе отклонен, однако, внезапно, 14 ноября закон был принят в третьем окончательном чтении:


Принятая версия антипиратского закона ver.2.0 предусматривает следующие положения:
1. Размещение всеми владельцами сайтов следующей обязательной информации: свое наименование, место нахождение, адрес, адрес электронной почты либо владелец ресурса может предусмотреть на сайте электронную форму для направления абуз правообладателями;
2. Обязанность владельца сайта во внесудебном порядке, в течение 24 часов с момента получения требования правообладателя (или лицензиата) удалить спорный контент, либо отказать в таком удалении путем направления уведомления;
3. Возможность ограничения доступа к любому сайту в сети Интернет в связи с нарушением исключительных прав на любое произведение (кроме фотографий) на срок до 15 дней, в качестве обеспечительных мер;
4. Возможность включения сайта в вечный реестр, без права снятия ограничений доступа к такому сайту, за неоднократное неправомерное размещение авторского контента, в т.ч. информации, необходимой для получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей такого контента (гиперлинки, торрент-файлы, магнеты и пр.)


Учитывая, что гражданско-правовое законодательство не предусматривает никаких специальных формальностей (о которых сказано выше) для охраны исключительных авторских прав, и не знает разницы между разными видами контента, его стоимостью, творческой ценностью, а также субъектами его создания, можно предположить, что за любое нарушение прав на любое произведение, любое заинтересованное лицо (автор, правообладатель-лицензиар, лицензиат, сублицензиат) может в судебном порядке требовать блокировки сайта. Развивать эту мысль, полагаю, излишне, т.к. несложно представить, как указанный механизм может быть реализован на практике. Под влиянием серьезных лоббистских сил медиа-индустрии, депутатами Госдум был принят замечательный правовой инструмент для блокировки крупнейшими правообладателями, давно и довольно безрезультатно борющихся с цифровым пиратством, российских сервисов. Получился отличный ответ санкциям, принятым против России.

Принимая во внимание постоянные судебные претензии правообладателей и включение крупнейшей российской социальной сети в пиратский список Торгпредства США «301», можно с легкостью представить вечную блокировку ВКонтакте по иску какого-нибудь Sony Music. Ну или блокировку ЖЖ по требованию автора поста, в случае если кто-то нажав кнопку «поделиться», разместил на своей странице «литературное произведение» автора, который не предоставлял права на использование и распространение произведения на условиях свободной лицензии.

В общем, возможностей для судебного троллинга и копирайтного рэкета закон нарисовывает огромное множество. Боюсь, самая сложная задача ляжет на Мосгосруд, которому придется вырабатывать какие-то механизмы, ограничивающие возможность злоупотреблений предоставляемыми законом правами и конкурентных войн.

РАПО, ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ И СТ.146 УК РФ



А пока наши законодатели думают о том, как защитить интересы крупнейших производителей контента, полагающих что единственным способом увеличения продажи легального контента и снижения уровня неавторизованного копирования, является принятия жестких законодательных мер, в России продолжают судить пользователей за распространение контента по средствам p2p. 12 ноября в СМИ начали появляться новости, что в Набережных Челнах рассматривается уголовное дело в отношении гражданина, причинившего значительный имущественный ущерб крупнейшим американским киностудиям: Columbia Pictures, Walt Disney, Sony, Warner Brothers, 20 век. Как всегда, в указанной истории было замешано РАПО, дочка Американской ассоциации кинокомпаний (MPAA), фактически являющаяся иностранным агентом. Именно она признана представителем потерпевших — крупнейших американских мейджоров.


Еще после осуждения четы http://habrahabr.ru/post/197874/http://habrahabr.ru/post/197874/Лопуховых в РАПО заявили, что будут готовить методички о том, как посадить за торренты. Собственно обещанное и произошло.

Особо активное отделение РАПО в Татарстане, которое пачками отправляет людей на скамью подсудимых, добилось возбуждение уголовного дела в отношении жителя Татарстана Алексея Семенова, работающего ITшником в местной больнице.

Согласно обвинительному заключению Семенов выложил 10 торрент-файлов в локальном торрент-трекере terabits.ru, при помощи которых любой желающий мог скачать фильмы, принадлежащие резидентам голливудских холмов. Стоимость прав, как это было и в деле Лопуховых, была высосана из пальца, и не проверена ни следствиям, ни прокуратурой до направления материалов дела в суд. По оценкам следствия стоимость нарушенных прав составляет около 11 000 000 рублей (что эквивалентно средней стоимости 27 500 билетов в кинотеатр, в случае розничной продажи билетов за 400 рублей каждый). Таким образом, по версии обвинения, Семенов совершил тяжкое преступление, редусмотренное ч.3 ст.146 УК РФ, причинив крупный ущерб правообладателям. За это ему грозит 6 лет лишения свободы и многомиллионные гражданские иски.

Следствие было проведено с многочисленными нарушениями, а само обвинение больше напоминает показательную порку, чем реальное желание восстановить общественную справедливость и защитить авторов произведений. Кроме Семенова, в деле есть еще 4 фигуранта, в компьютерах которых по версии следователей нашли нелицензионные файлы, доступ к которым предоставлялся без предварительного согласия правообладателей. В ходе совместной спец.операции ФСБ и МВД России, оперативники с помощью болгарок выпиливали двери и насильно изымали компьютеры из квартир граждан. В общем, все в лучших традициях жанра.

Сегодня мы видим как порочная практика по варварской защите авторских прав приходит и в Россию, когда обычных пользователей Интернета привлекают к уголовной и гражданской ответственности за нарушение авторских прав. Закрывая глаза на цифровую реальность нам по прежнему пытаются представить картину мира в которой законы об авторском праве у нас хорошие, а десятки миллионов пользователей Рунета являются потенциальными преступниками, не осознающими тот огромный ущерб, который они приносят индустрии развлечений.

Указанный случай является очередным примером того, что законодательство об авторском праве безнадежно устарело. Его фундаментом является Бернская конвенция, сформированная еще в 19 веке, в доинтернетовскую эру. Очевидно, представители РАПО и MPAA еще находятся в 19 веке, если считают что в цифровую эпоху подобными методами можно победить нелицензионное копирование, увеличив собственные продажи видеоконтента.

Совместно с активистами Пиратской партии России я приступил к защите Алексея Семенова и мы будем требовать незамедлительного прекращения уголовного дела в отношении обвиняемого. В противном случае, вынесение судом приговора в отношении Семенова может грозить открытием широкомасштабной охоты за простыми пользователями сети Интернет, не искушенными в вопросах права и легальности контента, но любящими смотреть видео и слушать музыку в Интернете.

Мы будем до конца поддерживать Семенова и выступать с консолидированной позицией против очевидных злоупотреблений РАПО, направленных на то, чтобы кошмарить российских пользователей Интернета в угоду американским корпорациям с весьма диким и ущербным подходом по охране авторских прав на принадлежащие фильмы.

И так, что мы имеем? Две взаимоисключающие концепции о правовом регулироании контента в сети и ряд уголовных дел против пользователей за файлообмен.

Искренне надеюсь, что копирасты начнут пожирать друг друга, используя принятые законы как инструменты для подавления хозяйственной деятельности конкурентов. Только это заставит лиц, принимавших решение, осознать, что законодательство об авторском праве нуждается в глубинных изменениях, а выбранный запретительный подход никак не поможет авторам, лишь ухудшая инвестиционную привлекательность российского IT рынка. Тем временем, нам пора снова объединиться и сказать, что настало время менять копирайт, либо уже скоро мы можем проснуться в другом Интернете и в другой стране, в которой права медиа корпораций и коллективных авторских обществ станут важнее чем права авторов и пользователей.

P.S.: На последнем RIW-2014 проходила «Легальная дискуссия про видео-пиратство в Рунете». Мне не удалось на ней побывать, но говорят что г-н Акопов, один из тех, кто был «вдохновителем» антипиратского закона ver.1.0, довольно критично выражался о конкурирующей антипиратской концепции г-на Михалкова. А как Вы думаете, не пора ли организовать ТВ-шоу баттл Акопов VS Михалков?

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
zloe_zelenoe
17 ноя, 2014 14:44 (UTC)
И как там процесс с Семеновым? Будете туда ездить?

Вообще круто конечно.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )
Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel